Gadus morhua morhua Linne—Атлантическая треска

Распространение, биология. Smitt, Scand. fish., T, 1893:472 (ex parte: Атлантический океан у берегов Европы и Сев. Америки, бпологпгт); Petersen, Rept. Danish Biol. St., XI, 1902:3; Fuiton, Publ. Circonst., 8—9, 1904:1 (осенний нерест в Северном море)'; Jensen, Medd. Komm. Havunders., Fisk., I, 7, 1905:8, f. 4 (6943' N 8 23 W, отолиты); Ehrenbaura, Wiss. Moercsuntcrs., Abt. Helgoland, VII, 1906:59 (у о. Медвежьего и Шпицбергена); Брейтфус и Гебель, Мат. по естеств. ист. трески и пикши, 1908:113 (Баренцово море, расы, биология); Hjort. Rapp. Proc'-s-Verb., X, 1909:48, f. 12 (места нереста); Damas, ibid. :62 (биология); J. Schmidt, ibid.:17, 139 (Атлантический океан у берегов Европы, нерест, икринки, личинки);Weigold, Wiss. Meeres-unters., Abt. Helgoland, (N. F.), X, 1913: 119 (южная часть Северного моря, мечение); Hjort, Rapp. Proa's-Verb., XX, 1914:81 (биология, миграция, периодичность уловов); Strubberg Medd. Komm. Havunders.. Fisk., V, 2, 1916:1 (опыты мечения у Фарерских о-вов)- Strubberg, ibid., VIII, 1, 1922 (Каттегат, Бельты, мечение); Graham, Fish. Invest., (2), VI, 6, 1924 (биология); Bigelow a. Welsh, Fish, gulf Maine, 1925:409 (от мыса Гаттераса до Девисова и Гудсонова проливов); Михин, Изв. Отд. прикл. ихт., III, 2, 1925:189 (Мурман, биометрика); Jensen, Rapp. Proces-Verb., XXXIX, 1926:85 (у берегоз западной Гренландии, нерест, питание); Скворцов, Бюлл. рыбн. хоз., 1927, 10:39 (нересту берегов Мурмана); Сомов, Сборн. в честь Книповича, 1927:365 (нерест у берегов Мурмана); Суворов, Тр. Инст. изуч. Севера, 38, 1927:38 (возраст); Суворов и Чудинов, Изв. Отд. прикл. ихт., VI, 2, 1927:233 (мальки); Липин, Тр. Научи, инст. рыбн. хоз., II, 4, 1928:31 (измерение черепов трески с Канинской банки); Idelson, Hydrobiol. Zeitschrift, VIII, 10—12, 1929:269 (питание); Зенкевич и др., Докл. I сессии Гос. Океаногр. инст., 4, 1931:20 (питание); J. Schmidt, C.-R. Trav. Labor. Carlsberg, XVIII, 6, 1930 (ex parte Атлантический океан у берегов Европы, количество позвонков и лучей во II D); Есипов., Тр. Инст. изуч. Севера, 48, 1931:75, рис. (Баренцово море на меридиане о. Кильдина, губа Порч'ниха, сравнение турянки и океанической трески); Тарасов, ibid.:50 (Мотовский валив, нерест); Талиев, Изв. Отд. прикл. ихт., XI, 2, 1931:137 (Белое море у Поньгомы); Jensen a. Hansen, Rapp. Proces-Verb., LXXII, 1931:3—10 (у западных берегов Гренландии, нерест, питание); Idelson, Journ. Conseil, V, 3, 1931:432 (мечение в Баренцовом море); Schnakenbeck, Zool. Anz., 94, 1931:17 (р. Эльба в 15 км выше Гамбурга); Есипов, Сб. научно-промысл. работ на Мурмане, 1932:5 (западный Мурман, Мотовский зал., нерест); Есипов и Кучина, ibid.:27 (западный Мурман, возраст и темп роста); Суворов и Вадова, Ibid.:67 (размеры, вес, возрастной состав); Кучина, ibid.:103 (питание); Дементьева и др., Докл. I сессии Гос. Океаногр. инст., 2, 1932:49 {измерения черепов); Суворов, Изв. Ихт. инст., XIII,
2,1932:61 (Мотовский зал., нерест, икринки); Сынкова, ibid.:89 (Новая Земля, сравнение новоземельской трески с мурманской); Гурвич, ibid. :101 (берега Новой Земли, на север до Крестовой губы, питание, размеры, возраст, биометрика); Танасийчук, Карело-мурм. край, 1932, 3—4:52 (расовый анализ); ibid.: 5—6 :46 (нерест); Jeffers, Contrib. Canad. biol. fisher., (n. s.), VII, 15—23, 1932:7 (пролив Belle-Isle); Dannevig, Journ. Conseil, VII, 1, 1932:60 (изменение количеств позвонков при различных условиях развития личинок); Vladykov, Contrib. Canad. biol. fisher., (n. s.), VIII, 1—8, 1933:2 (Девисов пролив, питание); Есипов, Тр. Арктич. инст., VII, 1933:71, рис. (у берегов Новой Земли до губы Крестовой, сравнение новоземельской трески с мурманской турянкой); Расе, Докл. I сессии Гос. Океаногр. инст., 5, 1933:4 (нерест); Graham, Fishery Invest., (2), XIII, 4, (1933), 1934; Пробатов, Мат. научно-пром. обслед. Карск. губы и р. Кары, 1934:94 (1 экз. в Карской губе); Расе, Карело-мурм. край, 1934, 3—4:57 (нерест у берегов Мурмана); McKenzie, Contrib. Canad. biol. fisher, (n. s.), VIII, 27—31, 1934:435 (мечение у берегов Новой Шотландии, Нового Брауншвейга и о. Принца Эдварда); Rollefsen, Rapp. Proces-Verb., LXXXVIII, 1934: 1; Hansen, Jensen a. Taning, Medd. Komm. Havunders., Fisk., X, 1935:3 (мечение трески у берегов Гренландии); Vladykov, Progress Rept., Biol. Board. Canada, 14, 1935:3, 2 figs.; Дементьева и Танасийчук, За рыбн. индустр. Севера, 1935, 5:40 (расы трески, литература по критике вопроса); Rass, Int. Rev. ges. Hydrob. Hydrogr., 33, 1936:251 (нерест); Агапов и Топорков, Пробл. Арктики, 2, 1937:107 (у западных берегов Новой Земли); Марти, Тр. Полярн. научно-исслед. инст. морск. рыбн. хоз. и океаногр.,
3,1939:3 (сводка сведений и литературы по биологии и расам); Зацепин и Петрова, ibid., 5, 1939:2 (питание); Маслов, ibid., 6, 1939:3 (промысел); ibid., 8,1944:3, 50 и след. (биология, промысел); Глебов, Природа, 1941, 4:87 (биология); Дубровский, ibid., 6:74 (зал. Кротова на Новой Земле в Карском море, 72э с. ш.)1.
I D 14—15, IID 18—22, HI D 17-20, I А 19—23, II А (15) 17—19, sp. br. 21—28, vert. 49—53. Голова небольшая и узкая, длина ее 24.6— 26.6% длины тела1, межглазничный промежуток 15.8—20.7% длины головы. Усик обычно короче продольного диаметра глаза, реже равен ему. Хвостовой стебель удлиненный и невысокий, длина его 11.6—13.1%, высота 4.2—5.1% длины тела. Прижатые к спине лучи 1-го спинного плавника обычно значительно заходят за начало 2-го спинного плавника, реже оканчиваются у начала его или не достигая его. Рожкообразные выросты у переднего конца плавательного пузыря обычно удлиненные и после изгиба к средней линии направлены вперед и на конце загнуты в стороны, у небольших короткие и изогнутые только к средней линии (фиг. 27, а,Ь). Перитонеум свинцово-серебристый или свинцово-черный. В процентах к длине тела: антеанальное расстояние 41.2—48.8, антедорсальное расстояние 28.1—31.5, длина грудного плавника 12.1—13.8, длина брюшного плавника 9.1—11.1, высота 1-го спинного плавника 10.0—12.0, высота 1-го анального 8.9—12.3. В процентах к длине головы: длийа рыла 33.9—38.4, продольный диаметр глаза 15.5—21.7, длина верхней челюсти 39.2—44.2, длина нижней челюсти 49.0—54.8, длина усика 11.7-—15.6. Окраска в высшей степени изменчива. Верхняя часть тела темная, пепельно- или оливково-серая с частыми коричневатыми или сероватыми круглыми пятнами. Плана имеются и на боках тела и головы, но отсутствуют в передней части головы. Нижняя часть тела беловатая, без пятен. Боковая линия светлее боков тела. Вертикальные плавники серые с темными пятнами, иногда образующими поперечные ряды, грудные и брюшные плавники светлее, брюшной часто одной окраски с брюшком. В зависимости от места обитания окраска трески сильно изменяется. Наиболее известной цветовой вариацией трески является красноватая или оранжевая (aberr. erythrina), называемая у наших берегов турянкой. Окраска эта неустойчива, принимает ее мелкая треска при обитании среди зарослей ляминарий и при перемене места обитания и при выдерживании в аквариуме исчезает. Мелкая треска, держащаяся у берегов, иногда (Jeffers, 1. с.) бывает окрашена в темный цвет подобно G. morhua maris-albi и G. morhua ogac. Размеры наичаще 50—80 см, в среднем около 75 см. максимально до 1.8 м
Распростра нение. Северная часть Атлантического океана. У берегов Европы от Бискайского залива до Нордкапа; у берегов Сев. Америки от мыса Гаттераса до Гудсонова и Девисова проливов, у юго-западных и юго-восточных берегов Гренландии, вокруг Исландии и, повидимому, к северу от нее почти до Ян-Майен (до 69°13' с. ш., 8°23' в. д., где найдены отолиты), Фарерских, Шетландских, и Оркнейских о-вов, в Северном море; в Баренцовом море по западному побережью Шпицбергена почти до северной; оконечности, на Медвежинском мелководье до широты о. Надежды, в центральной части до 77° с. ш., у Новой Земли до п-ова Адмиралтейства и, весьма вероятно, севернее; в Карском море до Карской губы 3. Заходит в пределы распространения своих nationes и близких географически подвидов — в Белое и Балтийское моря и в Гудсонов пролив.
Б и о л о г и я. Атлантическая треска, как это видно из ее распространения, несколько менее теплолюбива, чем сайда и пикша, но значительно более, чем навага. Встречается она при температуре от 0 до 16° С, оптимальными же температурами для нее являются 4—7° С; прибрежные (фиордовые) формы встречаются при несколько более низких температурах; в Баренцовом море в наибольшем количестве встречается при температуре от 1 до 5°С. Живет атлантическая'треска, как правило, в воде нормальной океанической солености; случаи захождения ее в пресную воду единичны, но известны неоднократно 1. Держится обычно на банках или по подводным склонам в пределах континентальной ступени на глубине 10—250, наичаще 40—100 м, предельно до 500 м. Нерест происходит на протяжении почти всего ареала, но основные нерестилища расположены вдоль берегов Норвегии, главным образом на банках у Лофотея-ских о-вов, где треска во время нереста скопляется в больших количествах. Менее интенсивно нерест происходит в Северном море, у восточных берегов Великобритании и на банках посередине моря, вокруг Ирландии и у западных берегов Великобритании, у Фарерских о-вов, у южных и западных берегов Исландии, у берегов Нью-Фаундленда, у западных берегов Гренландии (до 67° с. ш.), в норвежских фиордах, у берегов Мур-мана от Финмаркена до Святого Носа, в некоторые годы в западной части Баренцова моря (у Медвежьего о-ва). Возможно, нерест происходит и у берегов Новой Земли, где непосредственно он наблюдаем не был, но найдена молодь трески 2. Плодовитость трески чрезвычайно велика, от 570 до 9300 тыс. икринок. Количество икринок у трески размерами 100 см достигает 3—4 млн., у крупных рыб количество икринок достигает 9 млн. и более. Икра в яичнике созревает не вся сразу и выметывается не одновременно. Нерест в основном происходит в пределах или около 100-метровой изобаты, местами в Северном море и вокруг Великобритании на меньших глубинах (20—80 м и даже менее). Нерест не происходит за пределами 200-метровой изобаты, у западных берегов Шотландии и Ирландии — глубже 100 м. Нерест океанической формы трески у Лофотенских о-вов происходит при температуре 4—6° и даже 7° С, однако местные прибрежные (фиордовые) формы у берегов Гренландии и западной части Мурмана мечут икру при значительно более низких температурах (1—2° С и даже ирк отрицательных от—0.4° С). Нерест происходит в основном в феврале— апреле, достигая максимальной интенсивности большей частью в марте, в отдельные годы может наступать ранее или же сильно затягиваться, вообще же известны случаи нереста трески почти в любое время года? начиная с осени (августа—сентября) и кончая летом (июнь—июль). Продолжительность развития икры 20—35 дней. Молодь трески встречается повсеместно почти по всему ареалу ее обитания, причем относительно некоторых мест трудно сказать, произошла ли она из икры, выметанной здесь же, или занесена в виде пелагических личинок или мальков. Молодая треска совершает сезонные миграции к берегам и от берегов. Такие же ограниченные миграции, как показали опыты мечения, совершает и взрослая треска в Северном море, у Фарерских о-вов, в Каттегате и Бельтах, у берегов Новой Шотландии, Новой Англии и в ряде других мест — треска фиордовая и мурманская береговая, хотя известны ©тдельные случаи и отдаленных миграции помеченных в некоторых из этих мест рыб. Треска, мечущая икру у Лофотенских о-вов, после нереста, как показали опыты мечения, совершает отдаленные миграции, проникая в струях Североатлантического течения далеко на север, в Баренцево море до берегов Новой Земли. Эта треска составляет обычно основу нашего трескового промысла, так как мурманская местная треска значительно малочисленное. К берегам Мурмана лофотенская треска подходит в мае—июне, вскоре после появления ее в южной части Баренцова моря на Финмаркенской — Рыбачьей банке. Осенью треска начинает уходить обратно и в ноябре из береговых вод исчезает, продвигаясь далее в западные районы Баренцова моря. На Медвежинской банке она держится круглый год, являясь основой зимнего промысла. Приходящая после нереста в Баренцево море треска отличается меньшей жирностью, чем местная мурманская. Отдаленные миграции, как установлено точно так же многочисленными опытами мечения, совершает крупная треска между берегами Исландии и Гренландии. Численность трески, приходящей к берегам Гренландии, в Баренцово море и у берегов Норвегии, вообще не постоянна, а подвержена периодическим колебаниям. Половой зрелости в разных местах своего ареала достигает не при одном и том же возрасте: в Северном море начинает впервые метать икру на 4—5-м году, по достижении длины в среднем 65—75 см, у Лофотенских о-вов (Rollef-sen, 1. с.) — в 6—15, наичаще в 10—11 лет, при длине 60—110 см. Предельным возрастом трески следует считать 24 года, а возможно и более. По достижении половой зрелости нерест происходит ежегодно. Пища взрослой трески крайне разнообразна, но основой питания ее является рыба — сельдь, мойва, песчанка, молодь и мелкие тресковые. Кроме того, питается пелагическими Euphausiidae и Hyperiidae и в меньшей степени придонными ракообразными (Schizopoda, Amphipoda, Decapoda). Молодь, ведущая пелагический образ жизни, питается планктоном (Calanus). В центральных и западных районах Баренцова моря с октября по апрель наибольшее значение в питании имеет сельдь. С февраля по июнь в тех же районах и на прибрежных мелководьях питается мойвой. Молодь трески и пикши служит пищей в течение круглого года: в конце весны — в западных промысловых районах; в это же время, а также в начале осени, и с конца декабря и в январе — в центральных районах; осенью — в восточных промысловых районах и на Новоземельском мелководье. Сайка имеет большое значение в питании трески в восточных промысловых районах Баренцова моря, на Новоземельском мелководье и отчасти по. северному и южному склонам Гусиной банки в осенне-зимние месяцы. Euphausiidae и Hyperiidae наибольшее значение в питании трески имеют летом. Донные ракообразные и ряд моллюсков и червей служат пищей, в восточных промысловых районах. Главное значение в откорме имеют центральные и восточные промысловые районы, западные—меньше. В западных районах средние индексы наполнения желудков невелики (35—-173), в центральных выше (86—173), наиболее высоки в восточных (170— 224). В наших промысловых районах в больших концентрациях треска, по исследованиям, требующим впрочем выяснения причин этого явления, как оказывается, интенсивно не питается. Интенсивное питание происходит в непромысловых районах и в непромысловое время, когда треска держится рассеянно. Стаями треска держится на подходах к кормным районам; во время нереста почти не питается. Рост трески в различных местах ее широкого ареала неодинаков; наиболее медленно растет прибрежная (фиордовая) треска. Пределы колебаний средних размеров полово прелой и близкой к половой зрелости атлантической трески из Баренцова моря таковы: 4-годовалые — 35.0—38.4 см. 5-годовалые — 41.8—44.9 см, 6-годовалые — 50.7-—55.2 см. 7-годовалые 60,1—64.0 см, 8-годовалые — 69.7—73.0 см, 9-годовалые —80.6—82.5 см, 10-годовалые — 89.7—91.4 см. Возрастной состав, размеры и уловы атлантической трески не постоянны, а колеблются, находясь в зависимости от численности поколения («урожайности») ее в отдельные годы. Поколения урожайных лет вступают в промысел через 5—7 лет и являются преобладающими в уловах в течение нескольких лет. В Баренцовом море урожайными были поколения 1919, 1929,' 1930 и 1933 гг., не урожайным — поколение 1931 г. Содержание жира в печени трески также испытывает существенные колебания из года в год. Так, например, у трески, ловимой с берегов Норвегии, относительный вес печени значительно изменялся в период 1900—1911 гг., будучи минимальным в 1903 г., максимальным в 1900 и 1907 гг. Подобные периодические изменения испытывает жирность (вес печени в процентах к весу тела) и в Баренцовом море. Наибольшее количество жира в печени содержит крупная треска длиной свыше 70 см,, жирность которой в среднем колеблется от 4.0 до 9.2%, у более мелкой — от 2.5 до 6%.
Хозяйственное значение имеет очень большое. По величине улова среди тресковых стоит на первом месте. Ежегодные уловы у берегов Европы, Гренландии и Сев. Америки (Нью-Фаундл.енд) за последние годы превышает 10 млн. ц; до первой мировой войны вылавливалось ежегодно свыше 6 млн. ц. Наш траловый флот в период времени с 1934 по 1938 г. вылавливал ежегодно от 558 (1934 г.) до 1750 (1937 г.) тыс. ц. Кроме того, довольно значительные количества трески вылавливались прибрежным промыслом.
Сравнительные заметки. Атлантическая треска в пре-.делах своего ареала образует несколько форм (рас), ближе еще не изученных и морфологически друг от друга почти не различимых, но характерных неодинаковыми темпом роста и размерами и обособленностью нерестилищ. Наиболее широко распространенной и мощной является форма трески, главные нерестилища которой расположены около Лофотенских о-вов, в небольшом количестве она нерестится и в Мотовском заливе. Характеризуется, она большим количеством позвонков (по Дементьевой и Танасийчук, в среднем 52.5 позвонка), жаберных тычинок (в среднем 24.9) и лучей в плавниках (19.9 во II D). У наших берегов лофотенская треска преобладает в южной части Баренцова моря. В наиболее чистом виде она встречается весной в западных районах (Финмаркенская — Рыбачья банка), в особенности в моменты подхода рыбы. В центральных районах в более чистом виде держится в летние месяцы и поздней осенью, в остальное время здесь встречается в смешанном виде; на Медвежинской банке держится круглый год. Количество ее у наших берегов в разные годы неодинаково,, в более теплые годы она приходит сюда в больших количествах, в холодные—в меньших. На встречаемость у берегов Мурмана, кроме пришлой лофотенской, еще . местной, здесь же и размножающейся трески указывалось еще первыми исследователями (Брейтфус и Гебель, 1. с.) позднее самостоятельность этой формы трески отрицалась (Есипов, 1. с), но в последние годы получены новые данные (Дементьева и Танасийчук, 1. с), подтверждающие обособленность этой еще ближе не изученной формы Ч
Мурманская треска нерестится у берегов Мурмана, главным образом н Мотовском заливе, в меньшем количестве п у восточного побережья (до Рынды); в некоторые годы нерест ее происходит в значительных количествах. Характеризуется она меньшими, чем лофотенская треска, количествами позвонков (в среднем 51.8х), жаберных тычинок (в среднем 23.7), лучей в плавниках (в среднем II В 19.4), большей жирностью и весом, пониженным темпом роста. Больших миграций не совершает. В небольшом количестве эта треска постоянно встречается у берегов Мурмана, примешиваясь ко всем подходящим с моря косякам V Весной неполовозрелая треска этой формы держится у южных' берегов Мотовского залива, у о. Кильдина и к востоку от него; зимой держится разреженно в глубинных частях заливов и на мелководье. В открытой части Баренцова моря в чистом виде не найдена, в некоторых прибрежных районах преобладает над лофотенской. Мурманская треска более холодолюбива, чем лофотенская. Максимум подхода мурманской трески к берегам приходится на гидрологическую зиму, максимум лофотенской — на гидрологическое лето. Мурманская треска, несомненно, представляет самостоятельную, ближе еще не изученную форму (natio) атлантической трески; возможно, что она идентична с беломорской зимней треской. Есть данные, указывающие на существование еще формы трески малопозвоиковой и многотычинковой, нерестящейся, повидимому, в северных фиордах Норвегии. Далеко на восток в Баренцово море эта треска не заходит, в некоторые годы является основой летнего промысла на Медвежинской банке, в южной части Баренцова моря входит, повидимому, в состав летних косяков трески и большого значения в уловах здесь не имеет. Форма трески, подобная или даже идентичная мурманской, встречается в Троньемском фиорде; в заливе Св. Лаврентия точно также встречается треска с меньшим количеством позвонков и лучей (J. Schmidt, I. с). Шпицбергенская треска отличается карликовыми размерами и некоторыми внешними отличиями (Ehrenbaum, 1.' с). Вообще в заливах и фиордах атлантическая треска образует ближе не изученные локальные формы с ограниченными миграциями и местным нерестом. Кроме того, неоднородна треска и на протяжении Атлантического океана; в западной частв его она имеет большее количество позвонков и лучей во II D, чем в восточ ной; у трески, держащейся вокруг Великобритании и Ирландии, количество позвонков и лучей во II D еще меньше. В настоящее время трудно сказать, чем являются все эти перечисленные выше формы трески. Во всех этих случаях необходимо помнить, что в зависимости от условий развития икры и личинок количество позвонков у трески, как показал Dannevig (1. с), значительно изменяется. Более резко обособлены географически и лучше изучены формы, которые образует атлантическая треска в Белом и Балтийском морях и в оз. Могильном на о. Кильдене.